Неформалы. Причины притягательности

                                                                           Т.В.Невойт

  Неформалы — это социальная группа; общее название для представителей различных субкультурных молодёжных движений в СССР 80-90-х годов ХХ века. Определение «неформал» происходит от словосочетания «неформальные объединения молодёжи», возникшего в противопоставление «формальным» объединениям: комсомольской организации и других, допускаемых властью. «Неформалами» в середине 80х годов сотрудники органов внутренних дел и местных организаций КПСС называли различные неофициальные, самодеятельные сообщества молодых людей — группы социальной инициативы, клубы по интересам и подростковые банды. Первоначально, слово «неформал» носило ярко выраженную негативную окраску и не являлось самоназванием представителей субкультур. В общем, неформал — тот, кто отличается от остальных. Обычно под этим словом подразумевают субкультуры и фендомы. Субкультуры — движения, основанные на музыкальном стиле, фендомы — просто на увлечениях.

  У многих людей создается представление, что членство в субкультуре (или фендоме) является знаком девиантности подростка. Однако, присоединение к неформальной группе – нормальный выбор подростка. Исходные мотивы (даже асоциальные) оцениваются исследователями как естественные для данного возраста. В исследованиях, направленных на поиск причин, приводящих молодых людей в субкультуру, на первом месте стоит одиночество, непонимание родителей, отсутствие доверия, взаимного понимания, принятия, уважения, любви; конфликты между родителями; на втором – привлекательность качеств в подростках из субкультур – смелость, независимость, умение отстоять себя. Однако чаще эти качества имеют уродливые формы: смелость и независимость утверждаются, к примеру, через унижение других людей.

  Одним из основных факторов формирования субкультуры, а также присоединения к ней подростка, по мнению многих исследователей, в частности Я. Гилинского, является реальная возможность удовлетворения актуальных возрастных потребностей.

  1) Потребность в обособлении, автономизации от взрослых. В субкультуре подросток обретает свободу от целого ряда ограничений (социальных, моральных, культурных). Я. Гилинский приводит замечание одного из героев Стругацких: «Вообще они бегут не «куда», а «откуда». От нас они бегут, из нашего мира они бегут в свой мир… Мир этот не похож на наш и не может быть похож, потому что создается вопреки нашему, наоборот от нашего и в укор нашему. Мы этот их мир ненавидим и во всем виним, а винить-то надо нам самих себя».

  2) Потребность в изживании конфликта со взрослыми, потребность в защите от подавления в семье автономности. Субкультура – как суррогатная семья – искажение семейных функций приводит подростка в субкультуру. Членство в ней рассматривается как способ преодоления конфликта как в микросоциуме (семье), так и внутри личности. Внутреннее напряжение подростки разрешают при помощи особых символических действий, широкий спектр которых предлагает субкультура. Этот способ преодоления конфликта обозначается как «магический». Ритуализированный характер ярко проявляется в субкультурных событиях (концертах, играх, дискотеках). Ритуалы в традиционном обществе служат гармонизации отношений между окружающей средой и внутренним миром человека. Через обрядовые действия происходит разрешение личностных кризисов. В современном мире значение ритуалов и сами ритуалы утрачиваются. Субкультуры создают целый пласт ритуальных событий, которые позволяют в сублимированной форме удовлетворять потребности, которые не могут быть удовлетворены в рамках традиционного общества, например, потребность в поиске возможностей культуротворчества (изобретение знаков, ритуалов).

  3) Потребность в самоактуализации, самоутверждении, реализации способностей, успехе. Неудовлетворенная потребность в самоактуализации переживается как чувство обыденности, проскальзывания жизни. Фактически молодой человек при этом ощущает, что он отсутствует как социальный субъект. Жизнь распланирована не им, и в ней не играет никакой заметной роли его собственная активность.

  4) Потребность в принятии социумом: в принадлежности к группе, референтной группе, в объединении с себе подобными, в защите группы. Молодежная субкультура удовлетворяет эти потребности гораздо эффективнее, чем обычные формальные общности (класс, кружок). Участники субкультуры испытывают мощнейшее чувство единства, братства. Психологическим основанием служит высокий уровень конформизма (присущий подростковому возрасту феномен «нормальности») – принадлежности к группе, готовности к принятию групповых норм, убеждений. Неопределенная идентичность, неукорененность в социальных структурах и связях, неустойчивость к психологическим манипуляциям и, с другой стороны, — потребность в общности, принятии, поддержке, стремление к самопознанию и формированию собственного мировоззрения – черты, характерные для подростков и юношей, оказываются благоприятными условиями для втягивания молодежи в различные субкультуры. Серьезной привлекательностью обладает яркая, непосредственная эмоциональная насыщенность общения, удовлетворение, получаемое от групповой деятельности, искренность отношений (зачастую иллюзорная).

  5) Потребность в признании, преодолении комплекса неполноценности и субъективно неприемлемых черт характера. Субкультуры являются своеобразными социальными нишами, где могут получить признание подростки, обреченные быть отверженными традиционными социальными институами. Другими словами, субкультура осуществляет своего рода стихийную социальную реабилитацию, организуя гиперкомпенсаторное поведение, при котором повышается самооценка, чувство собственной значимости. Субкультура как любая терапевтическая группа, обладает механизмами, обеспечивающими ее терапевтичность: схожесть проблем, выслушивание друг друга, эмоциональное отреагирование, моральная поддержка, взаимопонимание, исповеди, обмен жизненным опытом, советы, выработка альтернативных сценариев поведения и т.д.

   6) Потребность в смысле. Данная потребность звучит в оригинальной психологической интерпретации природы подростковых объединений, феноменов неформального общения, представленной в работах И.Ю. Борисова, А.В. Зинченко, М.В. Розина. А.В. Зинченко видит в качестве причины возникновения субкультур ориентацию существующей системы воспитания на будущее, что приводит к недооценке молодежью реального настоящего. В связи с этим актуально осуществляемая деятельность теряет личностный смысл и самостоятельную ценность, утрачивается потребность в самореализации, поскольку ее удовлетворение оказывается возможным лишь при включении в мир взрослых. У подростков отмечается желание жить сегодняшним днем – «здесь и теперь». Отсюда необходимость в конструировании деятельности, которая, с одной стороны, дает возможность удовлетворить эту потребность и способствует выходу их кризиса идентичности, с другой – позволяет сохранить изоляцию от мира взрослых. Молодежная субкультура может дать ощущение осмысленности через борьбу за свой образ жизни. Отвоеванная жизнь автоматически становится более осмысленной.

  7) Потребность в получении удовольствий, новых ощущений. И.Ю. Борисов рассматривает одну из важнейших характеристик неформальных молодежных объединений «гедонизм» — стремление к получению максимально сильных, приятных ощущений. Проявления гедонизма разнообразны: сексуальная активность, употребление ПАВ, различные формы развлечений и т.д. Одним из механизмов получения сильных ощущений является «гедонистический риск» — «особый прием психологического воздействия на потребностную сферу, при котором актуализация потребностей достигается путем создания (специально, искусственно) опасных ситуаций». Основная функция гедонистического риска состоит в получении чрезвычайно сильных эмоциональных переживаний (экстремальные гонки; фанатские войны, частая причина которых – псевдоагрессия, смысл которой – создание опасной ситуации, вызывающей эмоциональный подъем). Ту же цель преследует эпатажная внешность (прически, макияж, одежда) и поведение (речь, мимика) представителей многих субкультур: вызвать удивление, шокировать, спровоцировать непонимание, раздражение и агрессию со стороны окружающих, в общем извлечь максимальный эффект (с психологической точки зрения – аффект) из угрожающей или удивляющей ситуации.

  8) Потребность в информации, доступ к которой подросток не получает в семье, школе. Членство в субкультуре удовлетворяет и эту потребность.

  Это наиболее важные потребности, которые подростки могут реализовать, приобщившись к субкультуре. Фрустрация любой из них не обязательно приводит молодого человека в субкультуру, многое зависит от целого ряда внешних обстоятельств и особенностей его личности.

  Говоря о последствиях субкультурного образа жизни, нельзя забывать об определенной опасности, особенно если речь идет об асоциальном, антисоциальном характере субкультуры. Однако кардинальным отличием современной ситуации является отсутствие в обществе единой идеологии и даже единой культурной парадигмы (идентичности) что не позволяет рассматривать неформальные группировки однозначно с точки зрения девиантности.

  Подростки, по сути своего возраста — «оппозиционеры». Смысл этого возрастного этапа — переход от детства к взрослости. Наибольшие трудности здесь составляют отказ от «детской позиции» в отношениях с родителями самим ребенком и способность родителей откликнуться на эти изменения. На самом деле, как ребенок, так и родители с трудом находят общий язык в этот период, а развитие личности требует «расставлять точки над i». Поэтому противопоставление подростка родителям (а вместе с ними — всей культуре) — логичный для такой задачи исход. Субкультура — остров подростковой идентичности, место, в котором — как чувствуют подростки — можно найти и сохранить себя. И  как ни парадоксально — это не менее «культурный» выход из конфликта пубертатного (подросткового) возраста, чем следование родительским предписаниям.

  «Уйти в неформалы» молодых людей побуждает внутреннее одиночество, потребность в друзьях, конфликты по месту учебы и дома, недоверие к взрослым, протест против лжи. Почти каждый восьмой приходит в группу, потому что «не знал, как жить дальше». Молодежная субкультура во многом носит суррогатный характер – она наполнена искусственными заменителями реальных ценностей: продленное ученичество как псевдосамостоятельность, подражание отношениям взрослых с системой господства и доминированием сильных личностей, призрачное участие в приключениях экранных и литературных героев вместо реализации собственных стремлений, бегство или неприятие социальной действительности вместо ее переустройства и совершенствования.


Контакты

Телефоны:
+38 (099) 632-99-65
+38 (073) 405-13-40

Адрес:
г.Николаев, ул.Колодезная, 3А

E-mail: famillyclub@i.ua